Дисконтные магазины Trams

«Теперь все будет иначе». Это были первые слова, которые Джилл (Jill) услышала от своего нового менеджера. Год назад мистер Тайлер (Mr. Tyler) предложил ей на следующее лето вернуться работать в дисконтный магазин, входящий в национальную сеть Trams. Джилл, конечно, не особенно радовала такая перспектива, но работу в то время было найти довольно трудно.

Через год она нехотя вернулась в магазин Trams. Джилл направили в отдел женской и детской одежды, где она должна была с 18 до 22 часов упаковывать вещи и выписывать чеки для оплаты в кассе. Она не могла без содрогания вспоминать, как работала в этом же магазине прошлым летом. Тогда ее приняли только потому, что топ-менеджеры считали студентов колледжа очень трудолюбивыми и исполнительными. Джилл не обманула этих ожиданий. Ее непосредственной начальницей была тогда мисс Уильяме (Ms. Williams), установившая очень жесткие правила и незамедлительно увольнявшая тех, кто их нарушал. Сотрудники не имели права во время работы разговаривать друг с другом, а также с друзьями и родственниками, заходившими в магазин за покупками.

Каждому из четырех клерков, остававшихся в вечернюю смену, поручалась своя секция в отделе, за которую он нес ответственность. Было очень сложно обслуживать многочисленных покупателей и выписывать им чеки без задержки, но Джилл успешно справлялась со своими обязанностями. Между тем мисс Уильямс глядя в специально установленное зеркало, вела неусыпное наблюдение за подчиненными, не имевшими ни секунды для передышки. Конечно, Джилл не успевала избавиться от стрессового состояния за время короткого 20-минутного перерыва (который не мог продолжаться ни на мгновение дольше), и ей было очень тяжело.

Теперь, побеседовав с мистером Тайлером, Джилл поняла: многое действительно изменилось. Ее представили коллегам по отделу, которые, казалось, хорошо друг друга знали и получали удовольствие от работы. Более всего Джилл была поражена тем, что в седьмом часу мистер Тайлер покинул магазин, оставив смену без контролирующего начальника. Одна из девушек объяснила новенькой, что они работают в команде и выполняют всю работу сообща. Напарницы постоянно болтали друг с другом. Узнав, что Джилл учится в колледже, они стали подробно расспрашивать ее об учебе. Поначалу все это казалось ей довольно странным, но она быстро привыкла. Коллеги даже подсмеивались над Джилл, усердно выполнявшей свои обязанности и строго ограничивавшей перерыв двадцатью минутами.

С первого же дня Джилл была неприятно поражена количеством допускаемых сотрудниками ошибок. Однако она постепенно привыкла и к этому. Ее удивило, что уйма рабочего времени тратится впустую и в отделе нет никакой дисциплины. Вскоре менеджер магазина сообщил о снижении продаж, но никто не придал его словам серьезного значения. Между тем лишенные контроля сотрудники стали увеличивать время перерыва, который мог длиться иногда более часа. Некоторые появлялись с недоеденными бутербродами на рабочих местах. Джилл не нравилась такая расхлябанность, и к тому же ее очень тревожило снижение продаж. Она пыталась говорить об этом с коллегами, но те восприняли ее слова сначала с удивлением, а потом с неприязнью. Многие даже перестали с ней разговаривать, и она уже более не слышала прежних добрых шуток в свой адрес. Тогда Джилл решила обратиться к мистеру Тайлеру. Тот восторженно назвал идеи Джилл «замечательными», но палец о палец не ударил, чтобы хоть как-то выправить ситуацию. Обстановка в отделе ухудшалась, и для Джилл работа в магазине Trams, как и год назад, превратилась в кошмар.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал конфликт между Джилл и ее коллегой Тарой (Tara). Однажды Тара подошла к Джилл и попросила ее заменить на модной кофточке двадцатидолларовый ярлычок с ценой на двухдолларовый, а затем выписать товарный чек на уменьшенную сумму. Джилл категорически отказалась. «Понимаешь, — уговаривала ее Тара, я давно уже здесь работаю, но меня даже ни разу не наградили. Честное слово, я заслужила эту скидку». Но Джилл была непреклонна. Тогда Тара сама заменила ярлык с ценой и выписала подложный товарный чек, отпустив в адрес девушки не самые лестные эпитеты. В этот момент Джилл поняла, что пришло время решительных действий.

Возможность комментирования закрыта