Причина и следствие

НЛП в повседневной жизни


Еще один пример искажения - связь причины и следствия в упрощенном виде. Вы нажимаете на кнопку выключателя, и зажигается свет. Вот вам причина и следствие. Хотя в действительности процесс гораздо более сложен. То, что мы воспринимаем как причину и следствие, на самом деле является связью материального мира, которую мы осознаем.

У людей, в отличие от неодушевленных предметов, есть выбор. В своих реакциях они не связаны законами физики. Строя модель мира, мы отвечаем за те причинно-следственные связи, которые создаем сами. Это одновременно и пугает, и освобождает. С одной стороны, мы теряем возможность упрекать окружающих за собственные затруднения: любая проблема, по меньшей мере, является результатом сочетания обстоятельств, действий других людей и вас самого. С другой стороны, если вы сами строите собственный мир, то вполне можете сделать его лучше.

Если за все отвечают другие люди, вы оказываетесь беспомощным. Наш язык всячески стимулирует подобный образ мысли. «Мне с тобой скучно», то есть ты ввергаешь меня в состояние скуки. Передача контроля над своим эмоциональным состоянием другим людям - дело настолько простое, что мы легко можем решить, что так оно и есть.

Более того, если вы ведете себя таким образом, словно не имеете контроля над собственным эмоциональным состоянием, происходит обратное: вы принимаете на себя ответственность за эмоциональное состояние других людей и в результате начинаете терзаться необоснованным чувством вины. (Разумеется, всегда есть особо «творческие» люди, которые умеют избавляться от этой проблемы: они нагружают окружающих ответственностью за собственное эмоциональное состояние и в то же время ожидают, что окружающие сами будут отвечать за это.)

Причину и следствие можно уточнить следующими вопросами. Когда вы слышите: «Ты заставляешь меня злиться» - можете спросить: «Чем именно я тебя раздражаю?» Это заставит говорящего проанализировать свой опыт. Однако он может по-прежнему упрекать вас. В подобной ситуации человек сам становится на место жертвы и передает контроль над собой в руки других людей.

Более глубокий вопрос звучит так: «Как может быть, чтобы мои действия вызывали у вас раздражение?» Этот вопрос оспаривает предположение, будто человек не может отвечать за собственные чувства. Вы должны быть очень осторожны с подобными вопросами.