В мыслях и в сновидениях

Тренинг разрешения конфликтов


Один 9-летний мальчик, с виду заброшенный ребенок, мечтательный и отрешенный, в школе - рассеянный, жалуется на головные боли; уже в течение двух лет он видит во сне, будто его мать ведьма или демон.

Можно предположить, что причиной этих страхов в сновидениях является поведение матери, которая особенно строго следила за прилежанием, аккуратностью и послушанием сына, и в отношениях этих актуальных способностей опекала его буквально на каждом шагу. Экспансивное и преследующее ребенка поведение матери он воспринимал как демоническое и образно представлял его себе в сновидениях.

В сновидениях мы переживаем все конфликты, стоящие под знаком актуальных способностей. В определенном смысле это процесс, связанный с образным характером мышления. Когда конфликты остаются неразрешенными, то все события, связанные со страхом, агрессией и подражанием, оказываются в центре внимания, все мысли сосредоточиваются на них. Человека начинает поглощать все то, что его тревожит. Защитная функция становится самодовлеющей: человек Уже не испытывает страха, а становится его добычей. Страх или агрессия, о которых человек думает и мысленно переживает их, не всегда бывают направленными по отношению к внешней инстанции, к ребенку, другу, жене или общественному принуждению; они могут быть нацеленными и на собственное "Я":

«Я так легкомысленно, неосторожно вожу машину, потому что так хочу. Если произойдет несчастный случай, то пусть моя жена винит себя в этом. Почему она не понимает меня и не относится ко мне так бережно, как это всегда делала моя мама».

Или:

«Если у меня сейчас боли в сердце, то это из-за неаккуратности моего сына. Может случиться, что я умру от сердечного приступа, тогда он получит свое наказание».

Эта направленная вовнутрь "вежливая агрессия" может иногда и смягчить внешнюю конфликтную ситуацию. Однако такой человек находится под гнетом страдания, которое усиливается от того, что эти его мысли и представления могут "прокручиваться" автоматически, вне контроля сознания.

Крайним выражением внутреннего страха-агрессии может быть игра мыслей с добровольной смертью: Что будет, если не будет меня? Сколько бы удовлетворения ни доставляли эти размышления о смерти как наказании тем, кто был к этому человеку невнимательным и нечутким, это в конечном счете опасная игра. Неотступные мысли о том, как наказать других, причинив вред самому себе, постепенно превращаются в сознании в целую программу. При малейшем поводе, часто ничтожном с точки зрения окружающих, эта программа начинает действовать, как короткое замыкание, вплоть до попыток самоубийства. В большинстве случаев эта реакция может быть подготовлена желанием следовать какому-либо подходящему для данного случая примеру для подражания, так что поступок приобретает по возможности еще некоторый оттенок героизма.