Пример из практики

Тренинг разрешения конфликтов


Пациентка в возрасте 28 лет, замужняя, мать одного ребенка. Направлена гинекологом на психотерапевтическое лечение, диагноз: фригидность и депрессия. Никаких нарушений в сфере гинекологии и эндокринологии не обнаружено. На приеме пациентка рассказала:

«Я ложусь в постель с одной только мыслью: хоть бы мой муж, не захотел сегодня спать со мной. Если же он выражает все-таки желание, у меня не хватает совести ему отказать и я переношу это, как нечто неизбежное. Но все мое существо противится этому. Я отвергаю все его ласки, лишь бы все скорее кончилось. Он пытается проникнуть в меня, но это трудно: вся моя мускулатура, в состоянии судороги и не поддается. Я начинаю чувствовать отвращение. Я пытаюсь побороть это чувство, но от этого делается еще хуже».

Эти болезненные проявления начались за два года, до начала лечения и особенно усилились, после рождения ребенка. Следующие обстоятельства оказали существенное влияние на развитие данной конфликтной ситуации:

Пациентка работала секретаршей и была на хорошем счету. Ей была предоставлена самостоятельность в решении различных вопросов. Она зарабатывала достаточно много, чтобы полноправно участвовать в поддержании домашнего бюджета.

После рождения ребенка, муж был против того, чтобы она продолжала работать. Как она говорит, с этих пор она стала себя чувствовать зависимой и обреченной на то, чтобы быть только домохозяйкой.

Муж получил повышение на работе и по этой причине не всегда мог вовремя приходить домой. Пациентка жалуется:

«Если мой муж говорит, что придет домой в 19.00, то я могу радоваться, если он пришел в 21.00. Вечно у него есть оправдание почему он задерживается. Я уж и не знаю, что думать о его опозданиях. Каждый раз когда он неточен мое доверие рушится».

Часто причиной ссор бывают деньги. Муж упрекает жену в том, что она недостаточно бережлива:

«Теперь ты не должна сорить деньгами, как раньше. Ты прекрасно знаешь, что я единственный кормилец в семье».

На такие аргументы пациентка реагирует слезами: ведь она вложила свои личные сбережения, в домашний бюджет.

Особое значение женщина придает аккуратности и чистоплотности мужа. Если раньше, когда она работала, они делили между собой домашние обязанности, то теперь муж все предоставил ей: "Раз ты сидишь целыми днями дома, то можешь кое-что сделать по дому".

Пациентка говорит: "Вместо того чтобы повесить одежду в шкаф или положить в мешок для стирки, он все оставляет валяться на полу в спальне: носки, рубашку... Моется он только тогда, когда надо идти на работу, а так, не очень любит этим заниматься. Если я придаю большое значение уходу за собой и соблюдаю чистоту, мой муж не следит за чистотой тела. Когда он немытый и с невычищенными зубами ложится в постель, мне хочется встать и уйти".

Актуальный конфликт в свете дифференциального анализа выглядит так.

Конфликтными потенциалами являются в отношении жены к мужу ограничение деятельности хозяйки, при одновременных разногласиях с мужем. Они выражаются в отношении к таким актуальным способностям, как точность, пунктуальность, время, бережливость, аккуратность и чистоплотность. Несмотря на то, что эти факторы сказываются отрицательно на состоянии пациентки, они, тем не менее, не объясняют тяжелой симптоматики. В данном случае необходимо еще выяснить у пациентки, помимо ее нервного напряжения в данное время, степень ее выносливости и тем самым определить базовый конфликт.

Пациентка выросла в семье, в которой прилежание и успех были критериями от которых зависело эмоциональное расположение к ней матери. К этому добавлялось еще и то, что пациентке постоянно в пример для подражания ставили младшего брата и она должна была всегда на него равняться, чтобы утверждать себя. Критерием в этом опять же был достигнутый успех. В детстве это были прежде всего прилежание и аккуратность.

"Если я, хоть в чем-нибудь была неаккуратна, то сразу же мне ставили в пример младшего брата, а это уже было чересчур! Моя мать могла страшно сердиться из-за того, если что-нибудь лежало не на месте. Она ругала нас и могла потом часами не разговаривать с нами, а когда мы стали старше, то в таких случаях она стала вычитать из наших карманных денег. Меня особенно хвалили тогда, когда я была чисто вымыта и следила за своей одеждой. Грязь - это было для меня самое ужасное из всего... Шоком для меня была первая менструация. Я совершенно не знала, что это такое. Ни кто мне этого не объяснял раньше. Моя мать сказала, что так происходит очищение организма от всяких шлаков. Вообще у нас дома было не принято говорить о всяких непристойных вещах, которые могли покоробить другого. Поэтому у нас хранилось благопристойное молчание".

Актуальный конфликт затрагивал, таким образом, следующие сферы базового конфликта.

- Прилежание и успех как критерии чувства собственного достоинства.

- Точность как критерий доверия.

- Аккуратность как критерий эмоционального расположения и признания заслуг.

- Бережливость как признак достигнутой самостоятельности.

- Чистоплотность как критерий самоуважения.

- Вежливость как утвердившееся в семье препятствие для проявления агрессивности.

Соблюдение вежливости приводило к тому, что все проблемы каждый таил в себе.

Органических причин нарушений не было обнаружено. Конфликты сосредоточивались вокруг описанных сфер актуальных способностей. Базовый конфликт (прошлое) отчасти переплетается с условиями актуального конфликта (настоящее) и таким образом актуализируется. Данные конфликты имеют чисто личный характер и в основе их аффективно окрашенные жизненные взгляды и установки.

Лечение пациентки длилось 12 посещений в течение шести месяцев в духе описанной стратегии и успешно завершилось. Через год был установлен такой результат: пациентка и ее муж подтверждают, что сексуальные нарушения прекратились. Если и бывают какие-либо отклонения, то они сами научились ими управлять и контролировать их. Стиль жизни обоих супругов изменился. У них появились общие интересы и стало больше контактов с внешним миром. Сексуальность теперь для них "не единственный смысл и цель в жизни".

Описанная стратегия лечения не претендует на то, чтобы быть мертвой схемой. План лечения следует разрабатывать сообразуясь с каждым отдельным случаем и индивидуальными особенностями пациента, такими как возраст, особенности конфликтной ситуации внутренняя и внешняя мотивация. В зависимости от индивидуальных особенностей и условий следует выбирать и способ лечения делая особый акцент либо на анализе, либо на лечении гипнозом, либо на групповой психотерапии.

В настоящее время у нас накопились данные о 80 пациентах (52 женщины, 28 мужчин). Диагностика следующая: у женщин главным образом сексуальный страх, общая, а также селективная (избирательная) фригидность; у большинства мужчин - неспособность к эрекции и сексуальный страх. Во всех случаях было достигнуто значительное улучшение. В 74% случаев наступило устойчивое выздоровление (время контроля приблизительно 1 год). Средняя продолжительность лечения составляла в зависимости от диагноза 12-21 посещение.

Краткосрочную конфликтоцентрированную терапию с применением дифференциального анализа мы проводим при следующих видах заболеваний:

- сексуальные нарушения (сексуальный страх у женщины, фригидность; гиперсексуальность; нарушение потенции у мужчины; неспособность к эрекции, сексуальный страх, навязчивая потребность в онанизме и болезненно воспринимаемый гомосексуализм);

- вегетативно-функциональные нарушения, с определенной психической этиологией и органическими неврозами (нарушения сна, астма, колиты, ревматические боли, неврозы сердца, простатит, анорексия, ожирение, нейродерматит, вегетативные дистонии, заикание и недержание мочи в постели);

- психореактивные душевные нарушения (фобии, депрессии, странности в поведении, навязчивые представления, трудности в усвоении знаний, алкоголизм, наркомания и аномальная реакция горя).

В случаях психозов и психопатий мы неоднократно применяли метод дифференциального анализа. В некоторых случаях нам удалось достигнуть обнадеживающих результатов.

В дифференциальном анализе воспитание и психотерапия существуют как раздельные методики, однако по своей сути они тесно связаны между собой: психотерапия является продолжением и помощником воспитания, т.е. перевоспитанием. Когда воспитание и психотерапия объединяют свои усилия, то можно отводить страхи и агрессии, устранять скованность, ослаблять конфликты между отцами и детьми и расширять возможности общения. Во всем этом мы видим залог и условия создания всеобщего мира и единства на основе единства в многообразии форм воспитания и психотерапии.

Дифференциальный анализ в воспитании и в межличностных отношениях ставит своей целью формирование и развитие у близкого лица и партнера способности к различению на основе вторичных и первичных способностей. Задачу воспитателя и терапевта можно образно выразить так: Мы подводим человека к источнику, но пить он должен сам. Зрелое отношение к жизни и путь к нему означает: Учись дифференцировать!

В помощь читателю, для самоконтроля и контроля партнера дифференциально-аналитический опросник (ДАО, в сокращенном варианте)