Протокол одного собрания семейной группы

Тренинг разрешения конфликтов


Мать двоих детей пишет о своем первом опыте с семейной группой: «Мы собрались в пятницу в 18.30. На этот раз все шло хорошо, может быть, потому, что дети сами назначили время. Наши дети захотели, чтобы на этой встрече был детский пунш и чтобы, зажгли свечи. Так им казалось, будет уютнее. Тетради им тоже очень понравились. Меня выбрали ассистентом группы».

Инга (9 лет) первая попросила слова

Инга: "Вы все говорите, что я толстею, но вы ничего не делаете для того, чтобы этого не было. Мама и Петер вечно едят у меня на глазах шоколад, а я только должна смотреть. Я хотела бы, чтобы вы мне помогли. Давайте же все вместе по воскресеньям есть только фрукты".

Мы решили достать таблицу калорийности пищи и посоветоваться с детским врачом, нужно ли соблюдать диету. Петер сказал что он будет есть шоколад потихоньку (он как раз очень худой).

После этого захотел выступить наш сын Петер (6 лет).

Петер: "Инга не пускает меня сесть на стул".

Инга: "Петер всегда хочет сесть на тот стул, на котором я сижу".

Споры об этом длились почти полчаса. За день до этого мы были в магазине. Моя дочь села на стул, хотя там был еще один стул, но сын захотел сесть именно на этот. Даже когда Инга предложила ему сесть на половину стула он был недоволен. Тогда он наступил ей на ногу деревянным башмаком, а она в ответ сделала то же. По этому вопросу мы тоже не пришли ни к какому, окончательному решению. На вопрос, почему они спорят и что предлагают, не было единства в ответах. То, что предлагал один, отвергал другой. Каждый считал себя правым.

Ошибка с моей стороны - я стала советовать.

Петер опять попросил слова. Он напомнил о ссоре, которая была давно, но которую он не может забыть. Он дал ей поиграть в свой мяч, а сам захотел поиграть с ее обручем. Она ему не дала обруч немедленно, тогда они подрались. Инга объяснила, что хотела только показать ему, как играть с ним, поэтому не сразу отдала обруч. Тогда Петер на некоторое время покинул наше заседание, ему стало скучно и ему еще нужно было рисовать.

Я выступила на тему о карманных деньгах.

Инга: "Почему мне дают на карманные расходы только 80 пф.? Все в нашем классе получают больше".

Я: "Сколько тебе нужно, и какие у тебя есть желания, которые ты хотела бы исполнить?"

Инга: "Я бы хотела получать одну марку. Мне иногда очень хочется что-нибудь купить только для себя. И я хотела бы это купить по секрету, и только потом показать".

Я предложила ей 1,50 м. Но она отказалась, это для нее много. Если ей не хватит одной марки, тогда она скажет, сколько ей не хватает.

Инга сказала: "Хотелось бы, чтобы мы, почаще, вечерами играли во что-нибудь вместе". Мы сразу же все с этим согласились, но с условием, чтобы дети вовремя приходили домой, ужинали и купались. Часто они приходят только в 7 часов, а потом хотят смотреть телевизор, ужинать, купаться и только в 20.30 с нами играть.

Инга внесла еще одно предложение: ей бы хотелось составить расписание на день вместе со мной. Мне это очень понравилось. Но мы отложили это на конец недели, потому что обычный ритм дня связан с посещением школы.

Моим детям и нам очень понравились эти беседы. Мы хотим и дальше продолжать их. Только я делала некоторые ошибки. Я иногда не удерживалась от советов или вмешивалась. Я еще не совсем свыклась с тем, что надо спрашивать: Когда? Почему? Что ты предлагаешь?

Дочь написала школьное сочинение о своих впечатлениях, о работе семейной группы с таким заглавием: Зачем мы собрались на семейный совет?

У нас иногда бывают проблемы и мы хотим о них как следует поговорить. Например, если мы плохо поступили или что-нибудь неправильно сделали, то мы не говорим об этом открыто, иногда из боязни, иногда, чтобы не осрамиться. И это было не только с нами, детьми, но и с родителями. Так продолжалось до тех пор, пока мама не сказала: "Мой врач-психотерапевт посоветовал мне, что если хочешь высказать все что у тебя на душе, то нужно создать семейный совет на котором каждый мог бы высказать то, что думает". Тогда мы все купили себе по тетрадке и записали в ней все наши обиды, а мой маленький братик нарисовал. Мы назначили время встреч и в конце каждой недели выбираем нового председателя, который всем руководит. С тех пор у нас все стало лучше».