Для чего нам притчи

В своей врачебной деятельности, на семинарах и лекциях, я не раз убеждался в том, что как раз восточные притчи и сказания особенно нравятся слушателям и пациентам. Для меня они средства образного мышления, облегчающие понимание и усиливающие эмоциональное воздействие.

Они выполняют, таким образом, свою главную дидактическую роль. Многим бывает трудно воспринимать психотерапевтические понятия и теории. И так как психотерапия касается не только специалистов, а представляет собой как бы мостик к пациенту, к неспециалисту, то общедоступность, понятность приобретают особое значение. Таким средством, облегчающим понимание, является конкретный пример, сюжет из мифологии, образное выражение; они — проводники к внутреннему миру переживаний человека, к его взаимоотношениям с другими людьми, к его роли в общественной жизни, к его конфликтам; они помогают находить нужные решения.

Независимо от непосредственного жизненного опыта пациента, от его сопротивлений в тех случаях, когда врач обнаруживает его слабые стороны, целенаправленно приведенный мифологический пример помогает, в известной степени, по-другому отнестись к собственным конфликтам, посмотреть на них со стороны. Человек мыслит не только при помощи абстрактных, теоретических понятий.

Понимание своих собственных проблем облегчается, когда в нем участвует наглядное, образное мышление и эмоционально окрашенная фантазия. Это навело меня на мысль использовать образное мышление, а стало быть, и сюжеты из мифологии, басни в качестве средства взаимопонимания в психотерапевтическом процессе.

Другая задача данного материал заключается в том, чтобы объединить мудрость и интуитивный характер мышления Востока, с новыми достижениями психотерапевтической мысли Запада. Не только принципы великих религий, но мудрость восточных и западных мыслителей и ученых рассматриваются в свете современной психотерапии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: